Поиск

Американские "Москвы"

В Соединенных Штатах можно найти огромное количество городов с европейскими названиями, что вполне объяснимо и даже закономерно для страны иммигрантов. Испытывая ностальгию по своему прошлому, по оставленной Родине, люди стремятся запечатлеть милое сердцу название родного города, создавая для себя этакий слуховой фантом, иллюзорную связь с прошлым. 

 

Должно быть, именно так появились в Штатах Лондоны, Парижи, Берлины, дюжины Одесс, Санкт-Петербургов и городов с названием Москва. А может, и иначе. Наверное, мало кому придет в голову собирать воедино эти города с русскими названиями на американской земле, чтобы разобраться в их истоках и происхождении. 

И, тем не менее, отдельные личности нашлись, не поленились посетить их, поднять всю имеющуюся на них документацию, опросить старожилов, свидетелей и компетентных лиц. В частности, одним таким энтузиастом стал российский писатель и журналист Игорь Свинаренко, предпринявший собственное исследование американских тезок Москвы, побывавший в каждой из них и описавший все, что ему удалось увидеть и услышать, в книге “Москва за океаном”. 

Как минимум в 14 штатах США есть города с названием “Москва”, кое-где даже по два. Сколько их всего, никто точно не знает. Но 22 уже обнаружены. В основном это совсем крохотные поселения на перекрестках дорог, в иных из которых не наберется и полудюжины дворов. 

Жители Москвы в штате Индиана лелеют одну-единственную достопримечательность – старый крытый мост им. Кеннеди, построенный примерно полтора века назад над какой-то речушкой в неглубоком ущелье. 

Moscow в штате Мэн, где проживает ныне человек 600, официально зарегистрирована как населенный пункт в 1816 г. Безлюдная, тоскливо-серая деревня лесорубов и рыбаков. “Коренной москвич” поведал заезжему страннику, почему их поселок так странно зовется: “Первые поселенцы очень переживали из-за того, что русская Москва сгорела в 1812 году. И они решили построить новую Москву. Вот, построили...”

Вермонтская Moscow притулилась среди зеленых холмов, елей и сосен – десятка два домов, не более. И аля-советский деревенский “супермаркет” на все случаи жизни – в одной каморке с вывеской: “Moscow general store”. Жители в основном промышляют охотой. Отсюда и достопримечательность – мастерская чучел, причем весьма высокого качества, в которую с удовольствием наведываются проезжие.

Милях в 60 от крупного города Мемфиса, в штате Теннесси, еще одна Москва – на берегу речки Wolf (Волк), мутной, глинистой и мелкой. Здесь население чуть погуще будет – 422 жителя, по данным на 2000 г. В ее окрестностях, в “Подмосковье”, так сказать, военное кладбище. В поселке-городе живут фермеры и рабочие с ближайшего заводишка по производству седел для велосипедов. Центр культурной жизни - местная забегаловка “Льюис”. Она же салун, паб и ресторан (Льюис – ее хозяин). Но есть заведение и попрестижнее. “Чай на двоих” называется. В нем можно отведать местный фирменный десерт – пирог из сладкой картошки с мороженым. 

Москва в Арканзасе – по сути, просто хлопковая ферма, состоящая из домика-офиса, он же цех по очистке хлопка, и 7 жилых домов. Самый добротный и просторный занимает хозяин с семьей. В остальных живут его чернокожие работники. Хозяин явно человек не только образованный, но и с юмором. “Я, – говорит, – в самом центре Москвы живу, почитай, на Красной площади.”

В Канзасе, на перекрестке дорог  51 и 56, посреди кукурузных полей раскинулась Москва-сортировочная – элеватор, железнодорожная грузовая станция. Жителей - человек 300. Тут выращивают, собирают и отправляют по рельсам кукурузу. Населенный пункт вполне цивильный. Есть три школы, две церкви, магазины, закусочная, автосервис, почтовое отделение. И даже салон красоты, правда, в сарае. “Curly top” называется – что-то вроде “Завитушки на макушке”. В качестве рабочей силы канзасские москвичи используют местных индейцев. 

Москва техасская, одна из самых ранних, была основана около 1800 г. Проживают в ней человек 600, в основном потомки бывших лесорубов. Здесь проходила “Московская железная дорога”, соединяющая Хьюстон с Западным Техасом, и росли знатные хвойные леса, но очень скоро расти перестали. Есть почтовое отделение, сельский магазинчик с закутком для перекуса, салон татуировки и антикварный магазин “Вера”, где можно за $250 приобрести “Царь-пушку” и “Царь-колокол”. Есть даже парк Хобби, названный так в честь сенатора Техаса Вильяма Хобби, урожденного техасского москвича. 

Москву Пенсильванскую основали, согласно историческим источникам, сами переселенцы из России. Только сейчас там русских практически не осталось. Во второй половине позапрошлого века это был вполне приметный город с пятью отелями. В него приезжали на уик-энды фермеры из соседних хозяйств торговать молоком, а заодно развеяться, отдохнуть. Те отели не сохранились. Из “достопримечательностей” можно отметить лишь доменные печи Lackawanna, построенные в середине XIX века, да такую же старую грузовую железнодорожную станцию на исторической железной дороге, которая тоже по сей день носит название “Московская”. 

Одно время в здешних окрестностях велись интенсивные разработки полезных ископаемых – железной руды, угля. Пока шахты не прикрыли, работы, а следовательно, и народу хватало. Валили лес – главным образом на крепежный материал для шахт. В Подмосковье водилось зверье – лоси, олени, лисы, и ягоды – особенно голубика. 

Строительство железнодорожной станции внесло в жизнь города заметное оживление. Москвичи сеяли и выращивали зерно и отправляли его в большие города. В 1890-м Московскую железную дорогу купил один предприимчивый и сообразительный джентльмен по имени Джей Гулд, и наладил весьма прибыльный бизнес, переправляя в Нью-Йорк подмосковный горный лед. Ньюйоркцы с удовольствием его раскупали, используя в качестве домашних ледников для хранения пищи. Бизнес “накрылся” с изобретением холодильников. Шахты со временем выработали. Леса вырубили. Олени и лоси – те, которых недоистребили, ушли искать невырубленные лесные массивы. Деградируя, город медленно превращался в полудеревню. 

Самая солидная американская тезка российской Москвы, с населением почти в 22 тысячи, находится в штате Айдахо. Правда, и там на русского можно наткнуться разве что случайно. А о каком-либо русском сообществе нет и речи. Согласно историческим данным, названием своим город обязан переселенцам из пенсильванской Москвы. На въезде в город красуются два кирпичных столба, какие бывают у ворот, а между ними приветливое “Welcome to Moscow”. По бокам значится: “University of Idaho” и “Home of Moscow High School. Bears”.

У айдахской Moscow свой особый колорит, молодежно-интернациональный, так сказать, по причине, указанной на въездном столбе. Дело в том, что на территории города находится самый крупный университет штата, “МГУ”, как его шутливо окрестили наши соотечественники. Студенты составляют добрую половину населения города. Коренные и неучащиеся жители заняты в основном сельским хозяйством (сеют, жнут, молотят зерно) или работают в сфере обслуживания. 

Два года назад здесь случилось громкое происшествие, привлекшее к маленькой, малоизвестной Москве всеобщее внимание. Какой-то сумасшедший, забаррикадировавшись рано утром в местной пресвитерианской церкви, открыл оттуда стрельбу по зданию суда. Выпустив порядка 75 пуль, он застрелил двух офицеров полиции и двух случайных прохожих. 

Каждый год на московском стадионе вместимостью 9 000 мест проходит Международный джазовый фестиваль, спонсируемый знаменитым местным джазистом Лайонелом Хэмптоном. Проводится он под эгидой Университета штата Айдахо на протяжении 42 лет. За это время его участниками побывали звезды американского джаза всемирной величины, такие, как Элла Фицджеральд и родоначальник современного импровизационного джаза Диззи Гиллеспи. Принимает в нем участие и российский джаз. В 2007-м тогдашний президент США Джордж Бущ, объявил о присуждении “московскому” фестивалю престижной “Национальной медали искусств”.

Что еще интересного можно отметить в этом городе? Национальный научный фонд США официально окрестил его почему-то “Столицей здорового сна”. (Видно, в нем настолько скучно жить, что с тоски все время спать хочется.) По мнению ученых, это лучшее место во всей Америке для покоя и отдыха. Что ж, чем бы ни выделиться, лишь бы выделиться. 

Кстати, весьма характерная для эгоцентричной Америки деталь: в городе, как и положено, есть свое почтовое отделение. Но вот незадача. Иным почтовым работникам маленькая Москва штата Айдахо более знакома, чем какая-то там заокеанская Москва. И они, эти работники, почту, адресованную в настоящую Москву, благополучно препровождают в Москву айдахскую. И лишь когда невостребованной корреспонденции наберется внушительное количество, ее, уже из Айдахо, пересылают в Россию.

Link