Поиск

Пост про 1 сентября

- Ннуууу, - замялась я, потерявшись в лихорадочных попытках подобрать такие слова, чтобы как-то более-менее вежливо объяснить, что мне в принципе насрать.

- Вот видишь! Видишь! А я говорила, что так и будет! – она воскликнула радостно, придавая моему молчанию какой-то свой смысл.

«Ой, ну все», уныло подумала я. «Теперь мне насрать еще больше».

Она – это одна из моих бывших одноклассниц, неожиданно заглянувшая на огонек, когда я училась уже на первом курсе. А говорили мы про школьный выпускной, и она спрашивала, не жалею ли я о своем решении на него не ходить.

Прошло много лет. И вот сегодня – очередное первое сентября, когда все вспоминают свои школьные годы (будь они неладны).

Когда-то в преддверии этого дня я бродила по ярмарке с тяжелыми пакетами книг, тетрадей и мелкой периферии. На асфальте уже тут и там валялись желтые листочки. И где-то в глубине душе теплилась моя робкая надежда, что может предстоящий учебный год пройдет не так тошнотворно, как предыдущие. И как обычно она умирала первого сентября к десяти часам утра, когда я оказывалась на линейке среди тупо гогочущей школоты.

И тогда перспективы мои были до боли ясны: еще один год ада, когда препода шпыняют не стесняясь за две четверки подряд, родители закатывают глаза, увидев помарку в тетради, одноклассницы на задней парте несут какую-то хрень про тряпки, диетки и пацанов.

В седьмом классе после урока физики я впервые в жизни узнала, что такое головная боль. Нет, дело совсем не в трудном предмете – к физике, как и к прочим естественным наукам я испытываю глубокое уважение и сожалею о гуманитарной склонности своего мозга. Проблема была в молодой училке, которая не могла удержать бешеный класс за партами.

В девятом классе перед уроком химии меня охватил невыносимый приступ тошноты – то ли от безнадежности моего положения (бомжур, дядя Сартр), то ли от огромной кружки какао, выпитой за завтраком. В общем, у меня не было сил созерцать болезненно-зеленые стены кабинета, и пришлось отпрашиваться домой. За пределами школы мне вмиг полегчало.

Много лет прошло. Как-то пару раз мне даже поступало предложение присоединиться к встрече выпускников. Странно было это слышать от кучки людей, которые основное школьное время общались только между собой и даже не пытались быть дружелюбными к остальным. Надеюсь, они не питают иллюзий о том, что сейчас их жизнь может быть кому-то интересна.

Так или иначе, но большая часть моей жизни оказалась привязанной к первому сентября – десять лет школы, пять лет института и несколько лет в преподстве. Конец лета/каникул/отпуска, возвращение в коллектив, стремительная потеря моральных сил и отчаяние от того, что эта баланда затянется надолго – аж до следующего лета.

Ну а теперь:

 АХАХАХХХАХАААААХ, товарищи школьники, студенты и препода. Ни к кому из вас я больше не отношусь ))))